Категории каталога

Описание сезонов [3]
"Голод" (1983) [2]
Об оригинальном фильме

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 80

Статистика

ГОЛОД

Каталог статей

Главная » Статьи » Описание сезонов

Так говорил Джулиэн Прист

THE HUNGER

2 Season


I. «Убежище» (Sanctuary)

1. Мне удался завершающий акт. Я раздвинул границы самоубийства, искусства, даже самой смерти. Я заплатил свою цену за бессмертие – больше, чем в единственном смысле. Будьте осторожны в ваших желаниях. Вы можете получить желаемое.
2. Иногда ... Иногда происходит нечто, и ваша потребность вырывается наружу. Каковы бы ни были обстоятельства, этот голод внутри вас одержит верх, и вы отдадите всё, что имеете, лишь бы утолить его. Всё и даже больше.

II. «Под кожей» (Skin Deep)

1. Время проходит, вещи меняются. Но мы по-прежнему сидим в своих телах. Всё такие же мы. Теперь и навсегда. Может быть, вам хочется вырваться, но никакого выхода нет. Даже когда мы умираем, мы умираем такими, как мы есть. И для некоторых людей это – настоящий кошмар. Они не выносят самих себя. Им необходимо меняться. Но вы не можете измениться. Если только вам не посчастливится встретить кого-то, кто будет способен изменить вас.
2. Осветляйте волосы, раскрашивайте лицо, татуируйте своё тело, полностью переделывайте себя – этого никогда не будет достаточно. Ничто никогда не достаточно. И вы никогда не удовлетворитесь, пока не столкнётесь с голым ужасом своей неспособности... К чему? К выживанию? К приспособлению? К принятию собственного существования? Как бы вы это ни называли, факт остаётся тем же: никакого выхода нет, за исключением, конечно, самого последнего – смерти. Только она освободит вас.

III. «Хранитель снов» (The Dream Sentinel)

1. Все живые существа от природы заинтригованы смертью. В конце концов, она – то, с помощью чего мы определяем жизнь, не так ли? Разумеется, нет никакой логической необходимости исследовать смерть, искать её; будьте уверены, что она сама вас найдёт. Но некоторые из нас ищут смерти не из любопытства, а потому что не могут иначе. Столкнуться со смертью легко. Столкнуться с жизнью трудно.
2. Иногда необходимость убежать неизбежна. Чего бы это не стоило. Даже если единственный выход, это уход. Будьте осторожны, ибо вы можете убежать в этой жизни от всего, что угодно. Кроме самих себя.

IV. «И она засмеялась» (And She Laughed)

1. Большинство людей прячется от своих страхов. Их называют трусами, однако же они имеют тенденцию жить дольше храбрецов. Иные страхи слишком сильны, чтобы их можно было не замечать, слишком неотвязчивы, чтобы от них можно было убежать. Иногда не остаётся другого выбора, как только повернуться лицом к своему страху и посмотреть, что будет.
2. Мы видим то, что ожидаем увидеть и чувствуем то, что ожидаем почувствовать. И если мы ждем, что нам будет страшно, тогда нам будет страшно. Но это дурная игра. Если ты проживаешь свою жизнь в ожидании судьбы и в уверенности, что от нее не уйдёшь, если ты знаешь, что она нагонит и одолеет тебя, зачем тогда с ней бороться?

V. «Ныне отпущаеши» (Nunc Dimittis)

1. Смерть приходит ко всем нам в той или иной форме. Насильственная смерть, самоубийство, убийство. Теперь у нас это – нормальный конец, само собой. Как бы мы ни защищались, как бы ни вооружались, наш конец уже поджидает нас. Если нам особенно повезёт, то мы можем вообразить, будто чувствуем заранее приближение смерти, нам может быть дан второй шанс рассчитаться с нашими долгами, прежде чем мы сбросим нашу бренную оболочку. Такое везение маловероятно, а если и вероятно, то очень редко. Но если ваш последний день настал, и вы знаете, что никакого завтра больше не будет, хватит ли у вас достоинства упокоиться с миром?
2. Вещи умирают, жизнь продолжается. Некоторые перерождаются, некоторые переделываются, некоторые заменяются, некоторых не достаёт, за одних молятся, других проклинают. А иные остаются такими, какими и были – одинокими.

VI. «Семидневная женщина» (Week Women)

1. Так много возможностей в жизни. Так много вариаций всего кругом. Будучи мужчиной, я чувствую себя привлечённым не столько каким-то одним вариантом, сколько возможностью испробовать разные варианты. И я хочу испробовать их все. Для большинства мужчин их охотничий пыл одновременно и дар, и проклятие. Для жён это проклятие, для уличных дамочек – дар. Мы попросту патологически привержены разнообразию. Мы хотим не того ИЛИ этого, но того И этого, и вот этого, и вон того. Вон та хороша, и эта – хоть куда. Балаган продолжается до бесконечности.
2. Вам никогда не хотелось съесть пирог так, чтобы он остался целым? Разве каждый мужчина в тайне не хочет обладать всеми женщинами на свете, да еще при этом с каждой из них поддерживать идеально моногамные и преданные отношения? Но не может. Возможно, это несправедливо, даже унизительно, но если вы найдете подходящего человека и не допустите, чтобы в дело вмешались чувства, то вы сможете с ним быть ему неверным сколько душе угодно.

VIII. «Ночной цветок» (The Night Bloomer)

1. Никто не хочет быть никем. Каждый, будь он выскочка или тихоня, хочет что-то из себя сделать. Вопрос, конечно, - что именно. Кем в точности вы хотели бы быть? Если сможете решить эту небольшую головоломку, ничто не сможет вас остановить.
2. Быть кем-то важным и особенным – универсальное желание. Но за исполнение его надо платить. Ибо, если вы желаете вознестись над толпой, вы должны отделить себя от неё. Вы должны отбросить все универсальные качества и заменить их качествами, свойственными только вам. Вы должны сделать всё, что потребуется, для того, чтобы стать чем-то совершенно иным.

VIII. «Дневник» (The Diarist)

1. Природа, как нам твердят, - это такая пасторальная, милая вещь. Рай испорчен только разрушительным присутствием человека. Но природа – жестокий господин (или по крайней мере просто отсутствующий). Мораль – это наше собственное изобретение. Единственное право, которым мы обладаем от природы, – это право убивать.
2. Большинство людей ошибочно ищут истины и справедливости. Ну, справедливость можно исключить сразу. Нельзя осуждать выживание. Все наиболее достойные и невинные – они же наиболее безжалостные. Все твари, будь то зверь иль гад. Бог любит их ... Да ничего подобного!

IX. «Зритель грехов» (Sin Seer)

1. Красота, как часто говорят, - в глазах зрителя. Но что если зритель не видит её? Дар это или проклятие? В конце концов корни красоты - в истине, а истина может быть весьма неприглядна на вид. Истина не приносит извинений, не допускает компромиссов, не знает границ. Возможно, в нас сидит желание защититься от истины, став к ней слепыми... Если вы понимаете, о чём я.
2. Восприятие – это всё. Возможности окружают нас. Богатство и награды за пределами наших самых безумных мечтаний. Но мы слепы, мы не можем их видеть, значит, их не существует. По видимому, единственная реальность, в которой мы способны жить, это та реальность, которую мы создаём сами. Если мы хотим изменить мир вокруг нас, нам следует изменить наш взгляд на него.

Х. «Стальной треугольник» (Triangle in Steel)

1. Все мы уникальны. Само собой, это данность. Но некоторые из нас уникальнее других. Некоторым из нас трудно приспособиться. Мы просто, похоже, не вписываемся. По крайней мере не в нормальный мир. Нам необходимо найти другое место. А когда это не срабатывает – потому что это НИКОГДА не срабатывает – мы снова переезжаем. Бесконечно ища, безнадежно стремясь в такое место, которое мы наконец-то сможем назвать домом.
2. Все мы ищем приятия в этом мире. Некоторые из нас меняются, чтобы его достичь. Другие не могут так просто измениться. Мы хотим быть принятыми такими, как мы есть, со всеми недостатками. А если мы опасны, нас могут принять только в одной единственной форме: с нами надо разобраться, нас должны сломать прежде, чем мы снова что-либо сломаем. Нас должны «сделать», чтобы мы вписались.

XI. «Латунь» (Brass)

1. Наши дети, как-то раз сказали мне, они – как стрелы, выпущенные в будущее. Скорее во время, чем в пространство. Нам не дано знать, как далеко их унесёт, но мы можем до определённой степени контролировать то, в каком направлении они полетят. С какой степенью интенсивности они будут жить. На этом наш контроль заканчивается. Нам остаётся лишь ждать и надеяться.
2. Мы желаем нашим детям только добра. Мы стараемся дать им любое преимущество, какое только можем. К несчастью, мы передаём им по наследству и все наши грехи, ошибки и слабости. Так что иногда мы можем с точностью сказать, где приземлятся наши стрелы. Потому что мы не оставили им другого выбора, как только приземлится там, где они натворят больше всего бед.

ХII. «Замены» (The Replacements)

1. Все мы ищем в этом мире дом. Место, где бы мы чувствовали себя в безопасности. Язык, на котором мы говорим, - это географическая особенность. Но «дом», по сути, это не столько физическая среда, сколько эмоциональная. Для большинства из нас место, означающее «дом» - это люди, которыми мы себя окружаем. Мы – вид социальных созданий. Наша удовлетворённость приходит не изнутри, а снаружи. Вот уж действительно зыбкая безопасность. Если вы создали себе дом в сердцах других людей, то им решать, как долго вам позволено там находиться.
2. Вы думаете – вы нечто особенное? Вы думаете – вы каким-то образом необходимы? Ничего подобного. Вас можно заменить. Единственный человек, на которого вы можете положиться, единственный человек, который навечно останется при вас, что бы не случилось, это вы сами.

ХIII. «Опасная» (Dangerous)

1. Человек по природе своей способен на такое зло, которое трудно даже представить. Мы всего лишь обманываем себя, когда думаем, что каждый из нас каким-то образом является исключением из общего правила. «Я никогда, ни за что не смог бы совершить чего-либо подобного» - самодовольно уверяем мы себя. Но мы лжем. Вопрос вовсе не в том, способны ли мы на зло – само собой, мы способны, оно в нашей природе. Вопрос в том, какие именно обстоятельства приведут эту способностью в действие. Вы – предположительно – никогда не изнасиловали бы ребёнка. Возможно, это правда. Но что, позвольте вас спросить, вы бы сделали с человеком, который бы изнасиловал вашего?
2. Вы можете убить, предать, накорню разрушить кого-то или что-то. Вы можете предаться своим самым тёмным страстям. Но страсти проходят. А вот с их последствиями вам придётся жить до конца своей жизни.

XIV. «Гнев Божий» (Wrath of God)

1. Дом человека – это его крепость, особенно мой. Но что такое безопасность в действительности? Как ярок должен быть свет, чтобы изгнать тьму? Насколько толсты стены, чтобы вы почувствовали себя в безопасности? Бьюсь об заклад, они не достаточно толсты. Не достаточно даже наполовину.
2. Что есть добро? Что – зло? Для одних, инквизитор выполняет Божий замысел. Для других он – подручный Дьявола. Действия аморальны сами по себе. Дело не в том «что», а в том «как» и «почему» - вот что отбрасывает на вещи тень добра или зла. Это всего лишь вопрос обстоятельств.

XV. «Бутылка с туманом» (Bottle of Smoke)

1. Наивысший духовный уровень, достижимый для человека, это не милосердие, не мир и не удовлетворенность. Это, конечно же, любовь, эмоциональный симбиоз. Что за великое достижение. Купаться в теплых лучах обожания, любить и быть любимым в ответ. Легче сказать, чем сделать. Ибо, чтобы принять любовь, необходимо принять самого себя. Если вы оказываетесь неспособны воспринять любовь, тогда любовь не сможет излечить вас. Она даже не сможет найти вас. Вам необходимо самим найти её.
2. Иные люди не в силах выносить теперешнее состояния непрерывного бега. Что было сделано не так? Они докапываются. Все им кажется одинаковым. Хотя маршрут их путешествия совсем другой. Ибо вы можете уехать в любую страну в этом мире или еще дальше, но вы не найдёте ничего нового, ничто не изменится, вы не сделаете никаких открытий. Потому что единственная неоткрытая страна, которую осталось изучить, - внутри вас.

XVI. «Идеальная пара» (The Perfect Couple)

1. Мы выстраиваем стены, чтобы держать от себя подальше все окружающее, чтобы защититься от него. Брак, если он работает, - одна из таких стен, преграда между «ними» и «нами». Величественный фасад, которым восхищаются или которого бояться. Но стена функционирует с обеих сторон: она не только не пускает внутрь, она также удерживает внутри. Если вы хотите превратить дворец в тюрьму, всё, что вам следует сделать, это закрыть двери. О, блаженное уединение – одни вдвоём. Идеально! Связаны вместе на веки вечные. Вот счастливчики!
2. Вы запираете это в себе и погребаете внутри, но только лишь потому, что вы стараетесь его не замечать и не думать о нём, притворяясь, что его не существует, оно никуда не девается. Оно продолжает изменяться, расти в вас, гноиться и кровоточить, пока вы полностью не заражены им. И всё, что остаётся от той любви, с которой вы начали, это ненависть.

XVII. «Священный огонь» (Sacred Fire)

1. Человеческие существа, за редким исключением, имеют тенденцию верить в идею добра. По какой-то причине нам необходимо убеждение, что у нашего существования есть цель. Основополагающее право. У некоторых людей такая потребность просто неодолима – призвание, предначертание или просто огромное сострадание к ближнему. И если наша вера сильна, мы найдём следы добра повсюду. Даже если его не существует.
2. Если вы верите в добро, и вам необходимо отыскать его, чтобы убедиться в его существовании, просто оглянитесь вокруг: оно повсюду. Ищите и обрящете. Но не забудьте: если вы допускаете существование добра, вам придётся столкнуться и со злом.

XVIII. «Доступ к Дездемоне» (Approaching Desdemona)

1. Так много людей увлечены реальностью. Ужасной голой правдой. Меня же, с другой стороны, всегда восхищало всё искусственное. Реальность существует независимо от нас. Ей ни в какой мере не нужны человеческие существа. А вот искусство, по самому своему определению, должно быть создано.
2. Мы живем в новом веке. На грани возможного, если хотите. Мы одержимы новизной. Так горды этим непрерывно меняющимся миром. Но на самом деле мир не меняется. Фасад, возможно, перекрашивается, но то, что внутри нас, то чем мы в действительности являемся, остаётся неизменным.

ХIХ. «Соблазнительница» (The Seductress)

1. Некоторые люди – горстка несчастных бедняг, оказываются жертвами самой страшной болезни из всех: пустоты. Они страдают от чего-то вроде эмоционального паралича. Полной бесчувственности. Без страсти мы совсем безнадёжны. Любое чувство лучше, чем совсем ничего, – боль, ревность, гнев – всё, что будоражит кровь и заставляет сердце биться чаще. Всё, что вас действительно возбуждает, должно быть испито до конца. В конце концов мы живём только раз.
2. Стремленье к страсти, к чувству, к любви, оно настигнет вас в любой момент.

XX. «Двойник» (Double)

1. Ничто в истории мира не причинило больше боли, насилия, не принесло больше разрушения, чем любовь. Если кто-то обидел вас до глубины души, то жажда мести может стать необоримой. Вы не просто хотите причинить обидчику боль – обычного страдания было бы недостаточно. Единственное, что вас может удовлетворить, это заставить его почувствовать то, что чувствовали вы. Вы жаждете погрузиться в боль, прощупать каждый её нюанс, чтобы знать абсолютно точно, как именно действовать.
2. Если вы кого-то любите и любимы в ответ, вы беспредельно беззащитны. Тот, кого вы любите, имеет власть причинить вам боль – безграничную. Мы инстинктивно делаем такое открытие еще в ранней юности. И с этого момента начинаем понимать простой принцип: если ты хочешь причинить боль тому, кто тебя любит, всё, что тебе надо сделать, это причинить боль самому себе.

XXI. «Падающий человек» (The Falling Man)

1. С давних времен художники всякого рода старались оставить свой след в этом мире. В конце концов, искусство без зрителей – не больше, чем мастурбация. Оно самоугодливо, но в конечном счете не удовлетворяет. Если же вы хотите повлиять на этот мир, то должны подчиниться его суждению. Без аудитории ваш гений умрёт вместе с вами – непроросшее семя, брошенное в бесплодную почву. Даже если это всего лишь один-единственный человек, вы должны найти кого-то, кому могли бы показать ваше творение. Если, конечно, этот кто-то не найдёт вас первым.
2. Есть ли идея более привлекательная, чем бессмертие? Зачем иначе ставить памятники? Заводить детей, чтобы они жили после нас? Нет потребности более мощной, чем потребность творить. Однажды начав, вы не сможете больше беспокоиться ни о чем другом. Ни о ваших друзьях, ни о ваших возлюбленных, ни даже о вас самих. Всё, что у вас есть, сфокусировано на работе. И здесь-то и скрывается настоящая опасность творчества. Если вы вкладываете в него слишком много себя, от вас может ничего не остаться. XXII. «Методом всасывания» (The Suction Method) 1. Такое многообразие выбора в этом мире. Но ведь именно этого в конце концов мы и ищем, не так ли? В чем смысл богатства, власти или красоты если не в том, что они снабжают нас возможностью выбирать? В этом – само определение свободы. Но могущество свободы выбора заключается не в нём самом; в сущности, чем больше возможностей вам дано, тем труднее сделать выбор. 2. Мы как ток, мы, люди. В нас вделан переключатель удовольствия. Чуть только счастье грозит перейти в постоянное состояние, мы решаем, что хотим чего-то еще. Чего-то большего. Чего-то другого. Что бы нам ни было дано, что бы мы ни получили, этого никогда не бывает вполне достаточно, верно? Это всегда может быть вот на столечко лучше. («Джулиэн Прист. 1947 – 1999. От своей собственной руки»)

Категория: Описание сезонов | Добавил: hunger (23.10.2007) | Автор: Edel St.ranger
Просмотров: 1295 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 2
2  
хорошо. ссылку добавлю.

1  
Взято отсюда:

http://www.vodesign.ru/smf1/index.php?topic=361.0

Не возражаю, но, плиз, даём ссылки на первоисточник. ;)


Имя *:
Email *:
Код *: